• Save

Наивысший свой демографический расцвет Даугавпилс переживал в своей истории дважды

  • Save

Плюс–минус тысяч пять–семь

Наивысший свой демографический расцвет Даугавпилс переживал в своей истории дважды. В первый раз — в последние спокойные годы Российской империи, когда динамично развивавшийся уездный город Двинск населяло около 113 тысяч человек.

Тяготы Первой мировой войны с ее боевыми действиями и массовой эвакуацией, последующие события, когда город поочередно переходил в руки немцев, красных, белополяков и латышей, проехались по Двинску словно бы паровым катком, принеся разруху и запустение. В 1920–м, когда власти новорожденной Латвийской Республики сменили имя города на Даугавпилс, в нем насчитывалось не более 31 500 человек. Прежнюю численность так и не удалось восстановить за все время существования Первой республики — в 1940–м тут проживало лишь 51 300 даугавпилчан. Последовавшая вскоре новая мировая война, очередная эвакуация и прибавившийся к ним Холокост проредили в 1944–м это число до 14 832.

Время послевоенного восстановления быстро сменилось эпохой нового бурного развития. В Даугавпилсе создавался мощный промышленный узел, сюда начали съезжаться люди, оседавшие с семьями здесь на жительство. В 1989–м даугавпилчан было без малого 130 тысяч.

Но дальше все вновь покатилось под уклон. В течение 90–х большинство городских предприятий разорили и распилили — в прямом и переносном смысле. Народ потянулся прочь, ну а в 2004–м, как известно, открылись шлюзы в ЕС — и людской поток, набирая в массе, хлынул на Запад. С тех пор точное определение численности горожан стало делом затруднительным.

Кстати, даже и сейчас вроде бы считается, что в Даугавпилсе проживает 90 с лишним тысяч человек. В июне на заседании городской думы прозвучал публичный отчет работы самоуправления за прошлый год. Согласно нему в 2018–м количество горожан снизилось на 1048 человек (1,14%). Составители отчета, ссылаясь на информацию Управления по делам гражданства и миграции, написали в нем, что в прошлом году в Даугавпилсе проживало 92 260 человек. По данным местного загса, в прошлом году в Даугавпилсе родились 674 малыша (что на 122 меньше, чем в 2017–м), а умерло 1197 даугавпилчан (в 2017–м — 1292 человека). За год был зарегистрирован 471 брак (на 19 меньше, чем в 2017–м). Правда, чуть меньше стало и разводов: в 2018–м расстались 269 пар, в 2017–м — 265.

Если верить УДГМ, то в трудоспособном возрасте нынче пребывает почти 63% населения Даугавпилса — но в течение 2018 года это число уменьшилось на 664 человека. Для сравнения: в 2012–м даугавпилчан официально насчитывалось 100 365 человек. Потери списывают на эмиграцию в другие страны и в Ригу, а также на отрицательную демографическую ситуацию. Зато существенно не изменился национальный состав — за шесть лет русских в городе стало на 873 человека меньше, а число латышей увеличилось на 59. Нынче в Даугавпилсе проживает 49,7% русских и 19% латышей. Еще 13,75% населения составляют поляки, 7,25% — белорусы, 1,9% — украинцы. Впрочем, если чисто по субъективным ощущениям, латышская речь на улицах стала звучать значительно чаще.

То есть вроде бы показатели и неблагоприятные — но не чрезмерно. Впрочем, даже и такие цифры не несут ничего радостного. Не так давно исследователи из Латвийского университета даже высказали предположение, что к 2051 году город вообще может исчезнуть с карты страны.

К слову, в столь щекотливом вопросе даже государственные инстанции в показаниях путаются. Так, в «Бизнес–гиде» для иностранных предпринимателей, выпущенном Латвийским агентством инвестиций и развития (LIAA) в 2018 году, написано, цитируем, что «население второго по величине города, Даугавпилса, составляет около 85 000 жителей». Центральное статистическое управление в 2016 году давало цифру 85 858 человек. Такая разноголосица свидетельствует о том, что даже чиновники не располагают вполне точными данными и зачастую берут их с потолка.

Оптимисты и пессимисты

Произвести более–менее точный подсчет мешают прозрачные границы в ЕС. Обычнейшая ситуация: человек задекларирован в Даугавпилсе, исправно переводит деньги за квартиру, время от времени приезжает в родной город отдохнуть, но по факту — уже давно проживает за рубежом. Поскольку таких условных «даугавпилчан» много, это позволяет натянуть общую цифру до приемлемого уровня — что устраивает власти как на городском, так и на общереспубликанском уровне. Ведь так контуры демографического бедствия проступают гораздо туманнее.

Даугавпилсские правители (если только они в этот момент не сидят в оппозиции) говорят об оттоке жителей без особой охоты. Общая точка зрения сводится к банальному: а что мы можем тут сделать на уровне одного–единственного города? Эмиграция — явление общегосударственное, вот пусть с ним правительство и борется. Впрочем, виноват и избиратель — почему делегирует в сейм недостаточно качественных избранников?

Депутат гордумы Янис Лачплесис два года назад, еще когда он был мэром, высказался так: «Решить вопрос (оттока населения) в полном объеме можно будет только тогда, когда Даугавпилс и Латгалия будут иметь эффективную защиту своих экономических и политических интересов в сейме. То есть когда мы будем выбирать депутатов сейма таких, которые способны решать наши проблемы там. А пока мы голосуем за одних, а работы ждем от других». Тот же факт, что людей в Даугавпилсе осталось меньше ста тысяч, Лачплесис официально признал лишь в 2016–м — хотя все горожане единогласно сходятся, что это случилось много раньше.

Тема истинного количества населения Даугавпилса давно уже служит темой комментаторов городских сайтов. Оптимисты называют примерно 80 тысяч, пессимисты дают тысяч 60, а то и гораздо меньше. Спорщики оперируют однотипными доводами. «Думаю, сейчас каждый может написать, кого он уже не видит в своем подъезде, во дворе или на своей улице. У меня трое детей, граждане Латвии. Все они уехали жить и работать за границу. В нашем подъезде десять квартир. Две стоят пустые, эмигрировали две семьи. С третьей квартиры недавно съехала молодая женщина, преподаватель английского, тоже гражданка Латвии…» — свидетельствует, скажем, Patriot.

«В городе около 50 тысяч, не больше. В лучшие годы, когда работали все предприятия, было 128 тысяч», — напоминает XXX.

«60 тысяч, возможно, цифра и слишком пессимистичная. Скорее всего, что–то около 80. Трудозанятых по крайней мере 32 тысячи — плюс 4 тысячи безработных. Вот от этих цифр и надо плясать», — возражает Гордон.

Инвесторы проходят мимо

Еще в 2014–м депутат городской думы Евгений Царев очень резко высказался, когда на заседании комитета гордумы по вопросам образования и культуры ее члены концептуально утвердили итоговую редакцию стратегии долгосрочного развития Даугавпилса до 2030 года. Там было прописано, что к 2030 году численность города будет составлять до 100 тысяч человек. Царев негодующе заявил: «По–моему, это полная профанация. Люди, которые занимаются бизнесом, видят, что их оборот снижается каждый месяц. До 2030 года мы можем получить 45–50 тысяч жителей в Даугавпилсе. Мы можем планировать и 100, и 150 тысяч, но оптимистичного ничего нет, никто с бизнесом сюда не идет, инвесторы в город не идут. Мы надеемся продать наш аэропорт, но ни одного инвестора я здесь не видел и, откровенно говоря, наш город для инвесторов не привлекателен. Пока никаких денег нам не дождаться, построить предприятия тоже не планируется. Хорошо, что у нас сейчас есть европроекты, но в самом городе денег нет, и люди получают диплом или аттестат и уезжают в Лондон. Все хотят покинуть этот город. О каких 100 тысячах вы говорите?»

Нельзя сказать, что за минувшие пять лет что–то изменилось и у самоуправления появилась внятная стратегия того, как если и не вернуть людей в Даугавпилс, то хотя бы предотвратить отъезд тех, кто остался. Вполне возможно, это действительно не во власти единственного муниципалитета. Отток населения — процесс для Латвии повсеместный, если не считать Риги и столичного региона и, откровенно говоря, вызван объективными причинами. С другой стороны, символом хозяйствования думы Даугавпилса как раз и стал вышеупомянутый аэропорт. В 2005–м, когда этот проект был утвержден руководством самоуправления, его подавали в качестве «драйвера», который вернет Даугавпилс в поле экономического процветания, сделает город мощным региональным центром.

Прилетит вдруг волшебник

Эта феерическая авиаистория заслуживает того, чтобы о ней вкратце напомнить. Первоначальная инициатива создания в окрестностях города воздушной гавани международного класса исходила от главы холдинга Ditton Владислава Дриксне, занимавшего в 2005 году пост вице–мэра в местном самоуправлении. В ту пору В. Дриксне заявлял, что это будет очень просто: сначала муниципалитет учреждает ООО, которое займется привлечением денег из еврофондов. На разработку соответствующей проектной документации должно уйти года–полтора. После получения западных денег немедля начинается строительство, и Даугавпилс обзаводится собственным коммерческим аэродромом. Принадлежать он будет городу — но и частный капитал тоже сможет поучаствовать в создании неизбежно сопутствующих столь значимому объекту структур. Привлекающий крылатых гостей из разных стран Даугавпилс быстро станет если уж не центром Вселенной, то во всяком случае значительно повысит свой статус и благосостояние.

Когда возникла дискуссия насчет денег, В. Дриксне заявил: «Лет через пять–семь нынешние споры о средствах покажутся смешными на фоне благ, которые получит Даугавпилс». Вице–мэра полностью поддержала тогдашняя градоначальница Рита Строде: «Аэропорт нужен, это каждому ясно». И в июле 2005 года дума приняла решение о создании ООО Daugavpils lidosta. Осенью 2005 года за сумму в 1 (один!) миллион латов был куплен участок земли в 227 гектаров в поселке Лоцики. На данной территории в советское время располагался военный аэродром, позже превратившийся в заброшенную территорию с потрескавшимися бетонными плитами.

2005 год давно миновал, а Дриксне много лет уже не вице–мэр. Но дело его живет. С периодичностью в несколько лет власти города вспоминают «Даугавпилсский аэропорт», и в который уже раз обещают его развивать. За все годы работы предприятия Daugavpils lidosta дума уже вложила в его основной капитал около миллиона евро — хотя «аэропорт» остается чисто фиктивной величиной. В последний раз эту давно протухшую тушку ворошили совсем недавно — в сентябре вице–мэр Янис Лачплесис оповестил, что недавно отцы города обсуждали аэропорт в Министерстве охраны среды и регионального развития. «Руководство ведомства озвучило информацию о том, что, весьма вероятно, еще в этом году будут выделены средства на проведение всех подготовительных работ по разработке технической документации для данного проекта. Речь идет о примерно 100 тыс. евро, которые планируется направить либо из европейских источников, либо из собственных бюджетных программ», — посулил Лачплесис. Горожане, понятно, отнеслись к этим посулам с иронией.

Торговля газом

А были ли в Даугавпилсе идеи еще каких–то инфраструктурных проектов, способных изменить жизнь в городе к лучшему? Экс–депутат гордумы, бывший руководитель отдела стратегического развития и планирования самоуправленческого предприятия Daugavpils siltumtīkli Юрий Зайцев в беседе с газетой «СЕГОДНЯ» сказал, что такой проект был в свое время выдвинут.

— Жизнь есть там, где хорошо с экономикой, — поведал г–н Зайцев немудреную истину. — Идея заключалась в том, чтобы сделать Даугавпилс региональным центром торговли газом. Произведенная в 2017 году либерализация этого рынка дает возможность любому юридическому лицу стать лицензированным торговцем «голубым топливом». В соответствии с поправками, принятыми к Закону об энергетике, концерн Latvijas Gāze перестал быть монополистом и теперь должен впускать в хранительно–распределительную систему и другие предприятия. Соответственно, я предложил, чтобы Daugavpils siltumtīkli не только занималось обеспечением нашего города теплоснабжением, но и само торговало газом. Для этого можно было бы заключить прямой договор о поставках с Газпромом. В мае 2017–го я провел предварительные переговоры с руководителем представительства Газпрома в балтийских странах Евгением Ролдугиным. Предприятия когенерации, сотрудничающие с Daugavpils siltumtīkli, первыми проявили заинтересованность в покупке у него газа — это выходило примерно 30 с лишним млн кубометров в год. Всего же к нам обратились восемь предприятий, в том числе R?gas siltums (годовое потребление — свыше 80 млн. кубометров в год), просившие сделать им ценовое предложение, интерес был реальный. К сожалению, вскоре власть в городе сменилась, а новое руководство Даугавпилса не проявило заинтересованности в развитии этой темы.

Зайцев до сих пор сожалеет об упущенной возможности.

— Торговля газом, — утверждает он, — принесла бы городу сверхприбыли — даже с учетом той цены, что нам пришлось бы выплачивать Газпрому. Мы создали бы реальную конкуренцию Latvijas Gāze, кардинально модернизировали бы наши теплосети, обеспечили бы даугавпилчан более дешевым отоплением, снизив объемы коммунальных счетов, отремонтировали бы дороги и создали бы рабочие места в новой газовой корпорации. Но самое главное — мы могли бы кардинально увеличить финансирование муниципальной программы поддержки начинающих предпринимателей «Импульс». Ежегодно в рамках конкурсов на поддержку новых бизнесменов выделяется от 50 до 100 тысяч евро ежегодно — мы могли бы в разы увеличить размеры такой поддержки. Проблема в том, что в Даугавпилсе сейчас денег мало, это дотационный город. Вернуть его к полноценной жизни могут лишь большие вложения. Но увы…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Save

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com
0 Shares 86 views
Share via
Copy link
Powered by Social Snap

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: